Отрывок из книги Hanna Daysi «Когда плачут камни» (Hanna Daysi «When stones cry») часть 2



« Я поднялась на гору, уже не думая совершенно ни о чём, сняла привязанную к кону снайперскую винтовку и принялась в безумном удовольствии отстреливать всех, кого видела в конвое, у горящего здания. Хохотала надрывисто, лишь бы заглушить мучение, слепыми из-за поволоки глазами наблюдала за догоравшим огнём, а потом ещё долго искала в пепле племянников и сноху. Так и не смогла понять, кто есть кто в этой груде обожжённых тел. Не отчаяние, а опьяняющая злость охватила меня. Кровожадное безумие захватило меня. Мне не хотелось плакать, а хотелось разорвать мир пополам, перевернуть все вверх дном. Я корчилась на земле пытаясь понять, что происходит. Билась головой об камни, желая проснуться. Но я не просыпалась. Где-то там, глубоко в груди давно разрослась дикая пустота, не позволявшая мне стать прежней, да и кто таковым останется после случившегося?..

Чуть позже я узнала, что погибших попросту забыли сослать, но побоялись рассказать об этом Сталину и приняли решение просто сжечь.»

Читать продолжение ...

Отрывок из книги Hanna Daysi «Когда плачут камни» (Hanna Daysi «When stones cry»)



...В день своего 17летия (1937 г.) я покорила Эльбрус. Никогда не забуду, как стояла на вершине воодушевлённая, переполненная простым человеческим счастьем, расслабленная, а рядом — мой самый любимый человек. Не думаю, что тебе дано понять эти чувства. Тот, кто не способен проникнуться родной землёй, и людьми никогда не проникнется. Когда я стояла на вершине, я чувствовала себя орлицей. У меня вырастали крылья, и я, неслась над миром и понимала, что все мои старания не зря. Стоя на вершине горы, я понимала, насколько маленькой может быть земля с расстояния птичьего полёта. И я подумала о своей родной Ингушетии. Она всегда была для меня целым миром, а с верхушки Эльбруса я поняла, что в сравнении со всей Землёй это лишь небольшой островок. Островок, который я бесконечно люблю и хотела бы увидеть с такой высоты. И мне даже показалось, что я вижу её, там, далеко-далеко. Но в свои 17 лет я не знала, что меня оттолкнут от моей родной земли на расстояние куда большее, чем покорённая мной высота Эльбруса.

С любимым я познакомилась на соревнованиях по стрельбе, где получила первое место, а Берд — второе. Моё сердце до сумасшествия сильно билось и чуть не выпрыгнуло из груди тогда, когда он подошёл, чтобы поздравить с победой. Я была готова уступить это первое место и всё на свете, лишь бы он всегда стоял рядом и прожигал своими зелёными глазами самую душу. До сих пор помню, как они искрились, словно вторили нежным словам. «Какая же ты красивая…». Я была способна прочесть их по его губам, ведь ничего не слышала от наваждения, простой, но такой сильной девичьей влюблённости.

На всех последующих состязаниях и соревнованиях мы участвовали в надежде встретить друг друга снова. Поняли, что жить в разлуке не желаем, и вскоре поженились. Счастье, которое я испытывала, не описать обычными словами. Когда я однажды вышла на улицу, я попробовала вдохнуть воздух. Мне он показался настолько чистым, бесконечно лёгким и окрыляющим, что мне на мгновение почудилось, что я летаю в облаках. Моя девичья влюбленность переросла в нечто большое, и это можно назвать настоящей любовью. Берд меня никогда не покидал, и, когда мы с ним гуляли вместе по нашей родной земле, я слышала, как камни смеются вместе с нами. Это был прекрасный, заливистый и такой беззаботный смех, в точности как наш. Прежде я не думала, что камни могут быть настолько живыми. Но я слышала это! Это был самый настоящий смех! И я больше не смотрела на камни, как на нечто неживое, будто бы они стали для меня друзьями. А потом я поняла. Я удивлялась этому зря, ведь моему счастью вместе со мной радовалась земля моей родины. Те самые камни смеялись за неё. Они смеялись её голосом!

Я являлась лучшим партработником, везде первая, так же и Берд — всегда на хорошем счету. Мы — идеальная советская семья. Вскоре у нас родился прекрасный комочек счастья с розовыми пяточками, которого мы назвали Ча-Борз (в переводе — медведь-волк).

Читать продолжение ...

Буктрейлер на Эссе Ханны Дайси «Когда плачут камни»



Буктрейлер получился очень живым, ярким интригующим. Даже в самом трейлере передана вся боль, описанная в книге.
У меня было счастливое детство. Я могла бы жить счастливо. Но у меня забрали счастье. У меня забрали мой дом. Я одела свое сердце в камень. И начала убивать, убивать… Но вам и этого было мало. Вы забрали мою память — могилы моих родителей…
I had a happy childhood. I could live happy. But they took my happiness. They took my house. I put my heart in stone and started to kill, kill… But for you it was not enough. You took my memory, my parent’s graves. But I do not give up to. (Hanna Daysi «When stones cry»)

Читать книгу

Отрывок из книги Hanna Daysi «Когда плачут камни» (Hanna Daysi «When stones cry»)

«Здравствуй, мною неуважаемый наместник Кремля в Ингушетии!

Меня зовут Дайси(й), что в переводе с моего родного, ингушского языка означает «честь отцов». Объясняю тебе это, потому как сомневаюсь в том, что ты ингуш, хоть и называешься таковым. Я не считаю тебя и малейшей частичкой своего народа.

Хочу тебе рассказать о том, как я будучи совсем юной, жила в самом настоящем замке. Даже не в простом замке, а в целом замковом комплексе, с оборонительными, жилыми, боевыми башнями, с заградительной стеной. Называется он «Эги чож» и находится в моей родной Ингушетии, рядом с населенным пунктом Даттых. Узнаешь? Да. Это тот самый замковый комплекс, который ты продал 26 сентября 2018 года наместнику Кремля в Чечне. Я хочу тебе рассказать о нём, о том клочке земли, о своей жизни, о жизни и боли моего народа, столь немалое пережившего. Зачем? Ответ прост: я поняла, что ты не знаешь ни меня, ни их, ни единого вытерпленного нами мучения. Хочу рассказать тебе как плачут камни, когда видят разрывающееся сердце привязанного отца, а при нем режут его сына, и как эти камни стонали, когда живьем сжигали и заживо хоронили. И также хочу рассказать, как люди превращаются в ходящих камней.

Пожалуй, начну свой рассказ с младенческих лет. Первое воспоминание о детстве, всплывающее в моей голове – это мое десятилетие (1930 г).

Продолжить чтение

Ханна Дайси — «Когда плачут камни»


Книга Ханны Дайси «Когда плачут камни», это книга о нелегкой судьбе ингушского народа.
Главная героиня очень живо, ярко проносит тебя через 100 лет нелегкой жизни ингушского народа. В эссе Hanna Daysi «Когда плачут камни», немой призыв к миру услышать о нелегкой судьбе Ингушетии.
Это призыв и к действующей власти, понять, что метод насилия не тот метод, которым нужно брать ингушей. Таким методом их не взять.



Написана книга очень простым языком. Сразу чувствуется что ничего не придумано, а просто изложено как есть и как было. В книге сразу и английская версия вложена, что очень удобно для англоязычного читателя.
Книгу «When stones cry» , однозначно, стоит почитать.
Читать тут

Ребра свиные в духовке с картофелем



Сегодня я приведу рецепт, ребра свиные в духовке с картофель. Это жаркое очень простое, но весьма эффектное. Это блюдо идеально подходит для любого праздника или на встречу с друзьями.

Ингредиенты
Для 4 человек

  • ребра свинины 1,2 кг
  • 2 луковицы небольших
  • 1 красный перец
  • 1 зеленый перец
  • 8 — 12 помидоров черри
  • 600 г картофеля
  • 4 чеснока и пучок петрушки
  • 1 стакан белого вина
  • оливковое масло
  • соль, перец черный молотый




Когда менять салонный фильтр?



Салонный фильтр — один из тех элементов, который даже при бережной эксплуатации и небольшом пробеге может довольно быстро забиваться и по сути — необходима будет замена этого элемента.

И если говорить об иномарках, то там он более-менее защищен. а вот на отечественных автомобилях зачастую забивается серьёзно листвой и другим крупным мусором, который видно при снятии даже невооруженным глазом. Вот вам реальный пример фильтра на Калине, который прошёл всего около 5000 км.


Руин-бар в Будапеште

Szimpla Kert — один из самых известных руин-баров в Будапеште. Руин-бары или пабы — фишка Будапешта, находятся в старых, неотреставрированных зданиях. Вместо обычной мебели люди сидят на всяком хламе: от старой ванны без одной стенки до полусгнившего трабанта.

Вход в бар



Внутри посетителей ждет такая картина




Милые котятки

ПРЕЛЕСТЬ!



Беленький мякиш!




Котики из пенки